Русский паркет

29
22.02.2004 03:46

эстетика и технологии старинных паркетных полов

Комментирует СтройКонсул:Фундаментальная статья, подробно описывающая историю паркетного мастерства в России, различные стили и старинные технологии паркетных работ. Данная статья может быть интересна тем, кто замыслил отреставрировать существующий старинный паркетный пол, или детально воссоздать в своём интерьере искусство старых русских мастеров.

Старые деревянные напольные покрытия, особенно если они в первозданном виде сохранились до наших дней, являются подлинными документами строительного мастерства. Они несут в себе эстетические представления, отражают художественное восприятие мира и технические возможности времени своего создания. Наряду с тем удовольствием, которое мы получаем от созерцания прекрасного пола, мы как бы бросаем взгляд в прошлое и даем этому прошлому собственную интерпретацию. Только тогда, когда каждое новое поколение получит возможность по-своему осмыслить прошлое, это прошлое станет их собственным.

Летом нынешнего года, в Москве открылся первый в России Музей паркета. Он расположился в Черниговском переулке д.9/13 стр.2 в самом центре Москвы, почти у стен Кремля, в старинном трехэтажном особняке XVII—XVIII вв. Экспозиционная площадь залов превышает 300 кв.м. Главная цель создания музея — решить проблему сохранности российского исторического паркетного фонда, с его описанием, каталогизацией, выработкой реставрационных методик и привлечением средств на его реставрацию. С 15 июля по 24 августа в помещении Музея паркета в рамках выставки «ПАРКЕТНЫЕ РАБОТЫ — 2003» впервые будут представлены уникальные экспонаты из фондов Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева, музея-усадьбы «Останкино», Российского государственного архива древних актов, раскрывающие историю развития паркетного дела в России.

Российский паркет имеет многовековую историю. Дерево в древней Руси всегда являлось излюбленным строительным материалом. Это было связано не только с доступностью и дешевизной древесины, но и с верой русского человека в природные, целебные силы дерева. Поэтому древесина широко использовалась как для внешней, так и для внутренней отделки домов.

Вплоть до XVI в. в жилищах простых людей и царских палатах преобладали простые дощатые полы. Полы из обрезной доски в большинстве случаев изготавливались из древесины сосны, лиственницы или ольхи. Этими породами были богаты окружающие леса. Вначале доски вырубались из ствола, позднее вырезались при помощи пил. Дешевизна древесины позволяла изготавливать очень толстые доски. Толщина досок составляла — более 20 мм, ширина — от 100 мм и более, длина — от 0,5 м, до 2,5 м и более.

Использование коротких досок создавало эффект расширения помещения, что было очень важно в период средневековья, так как жилые комнаты были маленькими. Обрезные доски не имели паза и гребня, были неправильной формы.

В процессе укладки между досками получались большие зазоры. Только в XIX в. появились варианты укладки досок с соединением в паз-гребень. Простые полы из обрезной доски без существенных изменений дошли и до нашего времени.

Конечно, сегодня доски пола имеют правильную форму и соединяются в шпунт.

Свое окончательное развитие эти полы нашли в современных домах, получив название «деревенский стиль».

С XVI в. стали делать полы из обрезной доски с инкрустацией и с окрашиванием древесины пропитками.

В основе композиции было использование фризов. Фриз — это элемент конструкции пола, выполненный в форме прямых или изогнутых линий, которые шли либо по периметру помещения, либо выделяли центральные участки пола.

Вставки в виде фриза маскировали несовершенные и некрасивые стыки дощатых полов. Фризы (бордюры) укладывались вдоль стен, увеличивая объем помещения.

В залах, предназначенных для официальных приемов, выделялся центр пола: из досок разного размера выкладывались орнаменты в форме круга, овала, квадрата, изображались фамильные гербы или инициалы хозяина. Часто в цельной доске фриза вырубали стамесками или вырезали резцами полую форму, которую затем целиком заполняли древесиной другой породы (интарсия), вставками из слоновой кости, перламутра, золота, серебра, бронзы и полудрагоценных камней (инкрустация). Своего наивысшего развития дощатые полы с инкрустацией достигли в XVII в. Орнаменты полов стали гармоничным продолжением орнамента стен и потолка. Дощатые полы с инкрустацией — хороший подарок для всей семьи и в наши дни. Такой пол передает атмосферу средневековых замков, царских покоев, патриарших палат.

Уже в XVII в. в царском дворце, в отличие от домов простолюдинов, стали придавать особое значение разнообразию орнаментов деревянных полов. В это время в моду вошел «дубовый кирпич», предшественник торцевого паркета.

«Дубовый кирпич» представлял собой квадратные дубовые бруски торцевого распила шириной от 6 до 8 вершков (от 27 до 36 см) и толщиной от 2 до 3 вершков (от 9 до 13,5 см). «Дубовый кирпич» стали укладывать на дощатые и каменные основания, используя в качестве клеящего состава сухой песок или известь(1)

, смешанные со смолой, а также известь, смешанную с сырым яйцом и несоленым творогом, разведенную в воде до консистенции сметаны. (2)

Дубовые бруски настилали друг за другом, как тогда говорили «косяками», поэтому и пол сначала именовался «косящатым», а спустя некоторое время — брусчатым.

С помощью цветных протрав бруски научились красить в черный и белый цвета, превращая пол в шахматную доску. Благодаря своей особой прочности на истирание и ударные нагрузки полы из «дубового кирпича» сохранились до наших дней в Золотой царицыной палате Теремного дворца Московского Кремля, в Новодевичьем монастыре, в древних церквях Москвы. Сегодня торцевой паркет может применяться в основном для помещений, где люди ходят в обуви (бары, рестораны, дискотеки и т.д.). Он выдерживает такие точечные нагрузки, которые не выдерживают мрамор и керамгранит. Деревянная брусчатка делается из мореного дуба, красного дерева, ольхи, других пород, имеет толщину до 5 см и органично вписывается в современный интерьер жилых помещений.

В Петровскую эпоху в российском обществе произошли крупные изменения, отразившиеся и на архитектуре. Расширение контактов с Европой, приезд зарубежных архитекторов, принявших участие в строительстве новых дворцов, способствовали проникновению в Россию культуры барокко. Вместе с тем в архитектуре начала XVIII в. еще сохранялись исконно русские традиции, вобравшие в себя христианское наследие Древнего Рима и Византии. Интерьеры дворцов, выполненные в стиле русского нарышкинского барокко (конец XVII — начало XVIII в.), поражали богатством художественного оформления: изящество плафонной живописи, тонкая прорисовка лепнины, многообразие рисунков расписных изразцов, отделка стен деревом. Мебель, не доминировавшая в интерьере, дополнялась лаконичностью орнаментов паркета, что было особенностью именно этого стиля. Акцент в интерьере делался не на оформлении пола и стен, а на росписи потолочных плафонов.

В это время появился первый щитовой паркет — это деревянное напольное покрытие, имеющее форму квадрата, из отдельных планок дерева, наклеенных на сосновое основание (паркетри). Щитовой паркет различался по своей конструкции. Щит представлял двухслойную или трехслойную конструкцию, где толщина полезного слоя планки составляла не менее 15 мм. Из кусочков разных пород дерева одной толщины подбирали рисунок или узор. В отделке щита применялась древесина благородных пород, таких как дуб, граб, орех, вишня, груша и др. Щиты собирались в орнамент, композиция которого могла быть самой разнообразной. Щиты укладывались прямыми рядами, т.е. параллельно стенам помещения. Позднее перешли к диагональной укладке щитов. В щитовом паркете преобладал повторяющийся геометрический орнамент. Этот прием позволял производить укладку сложных рисунков, которые составлялись из типового набора паркетных заготовок.

Размер щита доходил до 2,6 кв.м. Изготовленные и снабженные по краям пазами сосновые щиты поставлялись затем на стройку. Там они соединялись друг с другом при помощи вкладных шипов или через промежуточные доски, которые выполняли функцию фриза. Щиты прибивались к дощатому основанию впотай в торец гвоздями под углом 45 градусов.

Основной дефект щитового паркета как раньше, так и в наши дни — ни на одном оборудовании в мире невозможно идеально ровно вывести угол щита в 90 градусов. Поэтому между щитами всегда будет виден стык, что не устраивает заказчиков и до сего дня. (3)

Щитовой паркет не позволял реализовать стремление к совершенным и вычурным формам, поэтому в инкрустации техника наборного дерева получила свое дальнейшее развитие. Модификация техники паркетри заключалась в том, чтобы, в отличие от щитового паркета, гарантировать идеальное прилегание каждого фрагмента. Теперь орнамент стал набираться из массивных планок различных ценных пород дерева толщиной не менее 15 мм прямо на основании пола. Технику паркетри дополняли инкрустацией из кости, перламутра, янтаря, стекла и др. материалов. Планки стыковались без шпунта и гребня, крепились к основанию на клей и дополнительно на гвозди впотай. Клей наносился в разогретом состоянии на оборотную сторону заготовки.

Примечательна прочность использовавшихся для паркетри клеев. На протяжении столетий они по-прежнему сохраняют свои эксплуатационные качества. Состав их утрачен, но известны некоторые ингредиенты: рыбьи кости и кожа.

Безусловно, ключевым элементом при изготовлении паркетри являлись приемы выпиливания. Важнейшим инструментом для этого была лучковая пила. Она имела рукоятку и упругую натяжную рамку, в которой можно было закрепить планки дерева. При выпиливании лучковой пилой между планками получался небольшой зазор, равный толщине ножовки. Первые мастера считали, что стыки между планками неизбежны, но их можно обыграть в орнаменте. Вместо того чтобы скрыть стыки, мастера выделяли их шпаклевкой, пытаясь гармонично включить стыки в орнаментальную композицию укладки. Шпаклевку делали из смеси древесной пыли, мелкоразмолотого древесного угля и животного клея. С появлением рамочной пилы появился бесщелевой стык с минимальным допуском.

Чтобы не использовать много пород дерева, мастера применяли тактику изменения цвета породы при помощи термической обработки планки. Планку опускали в горячий песок и удерживали там, пока она не приобретала желательную окраску. Чтобы внести в интарсию ощущение объема делали графье — своеобразную гравировку по дереву. На планку наносили нитевидные узоры (имитирующие лепестки и т.д.) в виде тончайших желобков или углублений, которые затем заполняли черным варом или вставками из черного дерева. (4)

В нарышкинском барокко выбор рисунка паркета всегда учитывал орнаменталистику интерьера, т.е. вариант укладки пола должен был гармонично сочетаться с орнаментальными мотивами других предметов обстановки. Рисунки паркета носили строгий геометрический характер («шахматы», ромбы, крестовидные и т.д.), применялись прямые резы. В паркете почти не использовались фризы, бордюры, центральные плафоны. Типичным примером интерьера в стиле раннего русского барокко может служить Ореховый кабинет во дворце А.Д.Меньшикова, выполненный в технике паркетри (архитектор Ж.-Б.Леблон).

Вершиной барокко по праву считается стиль рококо. Многообразие выразительных форм, сюжетных линий пола и потолка дополнялось элементами мебели, напольными вазами, гардинами, порталами каминов. В помещении преобладали деревянные поверхности, богато украшенные резьбой (маркетри) и позолотой. Большое внимание уделялось отделке стен: многочисленные панно с разнообразными сюжетами, пейзажи, натюрморты, в промежутках между которыми располагались деревянные золоченые полочки-консоли.

Паркет оформлялся наподобие расписных плафонов потолка. В паркете использовались промежуточные пространственные фризы, но бордюры отсутствовали. В композиции паркета наблюдалось смешение орнаментов — переплетение строгих геометрических линий с растительными, включение в растительный орнамент изображений животных и птиц, что придавало полу вычурность и пышность. В паркетных орнаментах прослеживалась тема функционального назначения помещения. Так, например, в музыкальной комнате изображались различные музыкальные инструменты, в охотничьем кабинете — сцены охоты, а в коронном зале — родовой герб.

Характерной особенностью стиля рококо было сочетание (стилизация) разных национальных мотивов в интерьере (щитовой паркет Малого китайского кабинета в Китайском дворце, архитектор А.Ринальди; интарсия Большого зала в Екатерининском дворце, архитектор Ф.Б.Растрелли).

Зачатки классицизма в паркете проявились не сразу, но стали заметны в период рококо сначала в отделке стен (Малый китайский кабинет в Китайском дворце), в барельефах (Спальня в Екатерининском дворце). В классицизме (конец XVIII — начало XIX в.) также как и в раннем барокко, орнамент паркета достаточно аскетичен. При этом отделка стен и потолков не утратила своей роскоши. В интерьеры помещений добавились колонны, пилястры, пристенные карнизы, молдинги на стенах, кронштейны, накладные розетки на потолках, ниши в стенах, стенной и дверной декор, ламбрекены на шторах (Старый Эрмитаж, Ю.Фельтен; Мраморный дворец, А.Ринальди; Таврический дворец, И.Старов; отделка Зимнего дворца, Д.Кваренги и др.).

С переходом от рококо к классицизму от техники паркетри в паркете не отказались. Однако сменились мотивы орнаментов: вместо утонченных, трудных в исполнении построений стали использовать упрощенные, ритмичные орнаментальные мотивы, взятые из эпохи Древней Греции и Рима. В рисунке паркета строгая геометрия сочеталась с незатейливым растительным орнаментом (паркет Итальянского павильона в Останкинском дворце, мастер Ф.Прядченков).

Центр помещения мог быть обособлен наборным плафоном. Главным зрительным приемом было устройство промежуточных и пристенных фризов. От многообразия пород дерева в паркете произошел переход к использованию всего одной или двух пород.

Стиль ампир (начало XIX в.), своими корнями уходящий в классицизм, привнес в интерьеры элементы орнамента, связанного с триумфальными почестями победителей в битвах (Строгановский дворец в Петербурге, А.Воронихин; часть интерьеров Зимнего дворца, В.Стасов; Особняк Лаваля на Адмиралтейской набережной, Т.Гомон; здание Московского университета, Д.Жилерди и др.). Однако в паркете этот стиль не получил сильного выражения, в отличие от стен, мебели, потолков.

В середине XIX в. классицизм постепенно вытеснялся ретроспективизмом. В интерьерах исчезло стилистическое единство, появилось подражание различным национальным стилям, взятое еще из рококо (псевдоготический орнамент, стилизация римского и греческого орнаментов, псевдорусский орнамент), (Павловский дворец, Дом Ушакова на Рождественском бульваре в Москве).

Смешение орнаментов в интерьере выразилось в эклектике (Большой Кремлевский дворец, Е.А.Штанкешнейдер).

Русские художественные паркеты XVII — XIX вв. явились подлинно художественными произведениями, равных которым нет во всем мире.

В конце XIX — начале XX в. на смену кропотливой ручной обработке дерева пришли фабричные технологии. Сложные наборные паркеты стали выходить из употребления даже во дворцах. На их смену пришел штучный паркет (впервые появился в 1840 г.), который мог застилаться роскошным ковром.

В начале XX в. классические композиции в интерьерах уступили место орнаментам в стиле модерн. В оформлении полов, при сохранении общей симметрии, ритм орнамента стал другим: исчезли монотонно повторяющиеся формы и цвета. На их место пришло чередование цветов и многообразие форм.

Вместо традиционных прямоугольных паркетных планок появляются планки в форме морской волны и др. Орнаментальные композиции плафонов получили все более абстрактный характер. Там, где заказчик вовсе хотел уйти от надоевших классических форм, появился неоконструктивизм. В паркете это выразилось в использовании объемных форм, создававших впечатление не ходьбы по полу, а парения в пространстве.

Уже с 1926 г. научились изготавливать паркетри в условиях производства.

Планки в форме мозаики собирали на фабрике в рисунок, наклеивали лицевой стороной на бумагу. Такие элементы укладывались на деревянное основание пола вплотную друг к другу без проклейки по боковой стороне, а слои клея наносились с нижней стороны планок. Дополнительно планки крепили к основанию на гвоздь в торец впотай под углом 45 градусов.

Повсеместное распространение высокохудожественный паркет получил после 1950 г. при реставрации памятников старины. Дальнейшее развитие техники паркетри произошло в 1964 г., когда вместо бумаги планки предварительно стали склеивать липкой лентой.

Благодаря огромной работе советских реставраторов по восстановлению уникальных паркетных полов, проводимой после Великой Отечественной войны, сегодня мы имеем возможность увидеть в дворцовых ансамблях настоящую «симфонию в дереве». Это богатое наследие до сих пор является неисчерпаемым источником вдохновения молодых архитекторов, художников и дизайнеров, а также важной составной частью русской культуры.

Основой ухода за паркетом, которому уже 200 лет, является как можно меньшее вмешательство в его конструкцию и технологию его укладки.

Неквалифицированное вмешательство может в такой степени исказить историческое содержание старинного паркетного покрытия, что его можно считать потерянным для будущего.

Реставрация для паркетчика начинается с документального описания обнаруженного состояния конструкции старинного деревянного пола. Межэтажные деревянные балочные конструкции в старинных домах требуют вентилируемой, паропроницаемой системы перекрытия, вписанной в строительно-физическую концепцию сооружения. При восстановлении подстилающих конструкций полов действует основное правило: либо производится ремонт существующего основания пола, либо, если такой ремонт невозможен, устраивается новое основание под паркет из цельной доски. Ни в коем случае нельзя для этого применять заменители дерева, например, фанеру или древесностружечные плиты, т.к. они имеют ограниченные сроки годности. Серьезные отклонения от изначальной технологии создания подстилающих конструкций старых полов могут разрушить историческую основу памятника.

Испокон веков русские строители использовали конструкцию под названием «мост»: доски укладывались прямо на землю. Это и были первые полы. Затем доски стали укладываться и на улицах. Такая конструкция получила название «мостовая». Учитывая, что на первых этажах «мост» в избе накапливал влагу с земли, доски стали укладывать на балки, или как их тогда называли клади, а позже лаги. Чтобы клади не гнили при соприкосновении с землей, под них ставили подставки из камня, кирпича, спустя некоторое время лаги начали укладывать на металлические балки. Такая укладка обрезной доски называлась «мостить по кладям», а конструкция в целом получила название подмостки.

Если клади устанавливали не на землю, а воздвигались на подмостки, то такая конструкция называлась помостом. Обе эти конструкции стали разновидностью «черного» пола.

Лаги простирались от стены до стены. Своими торцевыми частями они не должны были касаться капитальных стен, что позволяло избежать поражения древесным грибком, и устанавливались, главным образом, параллельно друг другу. При этом обращалось внимание на то, чтобы подпольное пространство правильно вентилировалось, и не было слишком влажным. В межбалочные промежутки часто засыпался строительный мусор или хорошо высушенный песок. Уровень засыпки чаще всего не доходил до верхней кромки балок, что обеспечивало хорошую вентиляцию подпольной конструкции. Уже в старину вентиляция использовалась для предотвращения развития плесени.

На клади (балки, лаги) укладывался настил из досок (мост), причем таким образом, чтобы доски опирались на две или три балки сразу. При короблении досок такое покрытие всегда получало надежную опору в нескольких точках.

При помощи деревянных дюбелей или кованых металлических скоб обрезные доски крепились непосредственно к балкам. Обрезные доски часто укладывались с зазором друг к другу, величина которого составляла около 20 мм.

Как только началось изготовление щитовых паркетов и паркетных полов в технике интарсии, встала проблема устройства подстилающих конструкций, способных служить долгое время. Самой надежной была признана конструкция «черного» пола. Однако перед мастерами встала проблема кривизны основания моста, решить которую пытались разными способами. Халтурный способ укладки заключался в выравнивании щитов паркета по нескольким точкам в местах их сочленения друг с другом, например, в местах пересечения стыков.

Выравнивание по высоте достигалось за счет подкладок из дранки. Остальная часть щита опиралась на слой из опилок и стружки. Модификацией такого способа явилось использование клиньев для выравнивания положения щитов по высоте. Однако при ходьбе такая конструкция быстро расшатывалась, и между щитами появлялись большие зазоры. Те мастера, которые стали укладывать паркет сразу на шлифованные и максимально сплоченные доски, добились успеха.

После начального периода, когда поверхность дощатых черных полов оставлялась практически необработанной, постепенно, с течением времени, произошел переход к ручной обработке поверхности полов при помощи цикли.

Эта работа требовала от паркетчика многих умений, поскольку приходилось не просто снимать выступы в отдельных стыках, а выравнивать всю поверхность пола вручную.

За поверхностью простых дощатых полов и паркета в прежние времена ухода почти не было. Время от времени их поверхность лишь проскабливалась, т.е. натиралась грубой щеткой с применением раствора щелочи и песка. Старым приемом обработки поверхности была ее пропитка топленым салом, щелоком или органическими красящими составами. Позднее перешли к втиранию в поверхность пола расплавленного пчелиного воска. Но первой настоящей защитой пола от воздействия воды и грязи стала пропитка поверхности льняной олифой. После пропитки древесина как бы «оживала», становилась более темной и стойкой.

Если паркету нужно было придать блеск, то его покрывали сверхвысокоизносостойким глянцевым лаком на кислотной основе.

Там, где выразительных средств интарсии не хватало, использовался цветной паркет. Уже в XVII в. было известно, что под воздействием различных реактивов древесина может окрашиваться во многие цвета, которые в природе отсутствовали. Планка пропитывалась на всю толщину. «Протравы» состояли из органических компонентов. Так, древесину клена окрашивали в зеленый цвет смесью железного и медного купоросов. Светлые породы древесины приобретали коричневые оттенки после того, как их вымачивали в воде, в которой до трех лет пролежала кожура зеленых грецких орехов. Мастера научились окрашивать паркет патинирующими составами под мрамор, имитировать природные оттенки, добиваться эффекта мореного дерева.

Если было необходимо покрасить пол, то в красители добавляли воск, которым натиралась поверхность. Кроме того, можно было использовать наносимые на древесину окрашенные грунты, получаемые с использованием клеев на протеиновой и казеиновой основах.

Уход за деревянными полами в прежние времена был, по меньшей мере, столь же трудоемок, как и их изготовление. Об этом свидетельствует отрывок из руководства по уходу за деревянными полами 1875 г.: «Для очистки вощеного пола до восстановления естественного цвета древесины рекомендуется: раствором желчи полить старый вощеный слой, присыпать песком и тереть. Затем все смыть чистой водой. После этого проскрести поверхность со слабым раствором серной кислоты и еще раз промыть пол чистой водой. После полного высыхания можно приступать к новому грунтованию поверхности». Когда изучили очищающее действие скипидара, загрязнения стали удаляться легче.

Шлифование машиной и лакировка современными лаками старых полов полностью уничтожает следы прежней обработки и окончательно разрушает этим саму основу восприятия прежних способов обработки поверхности древесины и ее отделки. Паркетные шлифовальные машины нельзя применять для обработки поверхности старых полов, представляющих большую художественную ценность. В случае применения последних, тепло, которое выделяется при машинном шлифовании, может разрушить клеевое соединение и нанести покрытию тем самым непоправимый ущерб.

Перестройка и распад СССР способствовали тому, что люди, уставшие от типовых обезличенных проектов интерьеров в жилых и общественных зданиях захотели улучшить и украсить свои помещения. Наши современники, любящие покой, тепло и уют, не пожелали мириться с грязным, холодным и малоэстетичным напольным покрытием у себя дома и в офисе. Чтобы удовлетворить запросы, любые фантазии заказчиков, дизайнеры вместе с производителями паркета обратились к наследию прошлого. Мозаики сложной конфигурации, бордюры, изысканные розетки под любой стиль интерьера стали изготавливаться по мотивам исторических памятников XVIII—XIX вв. Советские мастера-краснодеревщики, которые участвовали в реставрации паркетов Кремля, Останкино, Эрмитажа, Петергофа и сегодня успешно справляются с работами любой категории сложности, так как их лидерство в производстве высокохудожественных паркетов зиждется на глубоких традициях русского зодчества.

Комментирует СтройКонсул:1. Сухой песок вряд ли можно считать клеящим составом, насколько мы помним по личному опыту игры в песочнице, имевшему место быть в соответствующем возрасте. Как в старину, так и сейчас – при укладке брусчатки и тротуарной плитки – сухой песок используется в качестве демпфирующего наполнителя швов и амортизирующей подложки. Удерживание отдельных элементов покрытия происходит, конечно, не за счёт клеящих свойств сухого песка, а за счёт обычной силы трения. Сухой песок прекрасно «течёт», проникая по все неровности и углубления, плотно садится в швы и даёт прекрасное сцепление всего покрытия. При этом сухой песок обладает важнейшей особенностью сохранять свойства текучести постоянно. То есть, когда такое покрытие даёт усадку под воздействием нагрузки и конфигурация швов несколько изменяется, песок «перетекает» в образовавшиеся зазоры и снова плотно наполняет швы.

2. Здесь автор описывает один из вариантов знаменитого левкаса — состава, который использовался в старину для различных строительных и отделочных работ. Но есть небольшая ошибка – в приготовлении левкаса использовалось не всё сырое яйцо, а только его белок. Прочность левкаса и сила его адгезии к различным материалам очень высока. В настоящее время данный состав используется реставраторами. Добавление творога необязательно – вполне можно обойтись сметанообразной смесью яичного белка и мела.

3. С нашей точки зрения данное утверждение не совсем верно. Деревообрабатывающее оборудование уже давно позволяет выводить углы и в 90, и 45 градусов с достаточной точностью. Наверное, они не могут считаться идеальными с точки зрения математики, но вполне хороши с житейской точки зрения. По крайней мере нам доводилось укладывать щитовой паркет, стыки которого не вызывали вопросов ни у нас, ни у заказчика.

4. Насколько мы понимаем заполнить тончайший желобок чёрным деревом – задача невыполнимая. По нашим сведениям для этой техники использовались различные составы, имеющие консистенцию смолы, или металлическая проволока, вбивавшаяся в желобки.

Leave A Reply

Your email address will not be published.