Проектирование мебели — взгляд с рубежа веков

21
16.01.2004 08:26

перспективные направления развития мебельного дизайна

За «Туманными далями» перспектив

Определение перспективных направлений развития мебельного дизайна представляет сейчас значительный интерес. Именно на рубеже веков так настойчиво приходится размышлять на тему — «что было?» и «что будет?», «как и куда идти?» Именно в это время столь активными становятся прогнозы и попытки увидеть, пусть в общих чертах, те направления и первые шаги, которые определят собой завтрашний день.

Мы попытаемся вкратце, почти в тезисной форме очертить основные тенденции для понимания ближних и дальних перспектив в развитии стилистики мебельных форм, характера самого процесса проектирования и общего состояния дизайна в отрасли. Заметки эти не претендуют на «научно-обоснованные» прогнозы, а представляют лишь желание поделиться своими размышлениями на тему о завтрашнем дне российского мебельного дизайна.

В книге английского историка искусств Чарльза Мак-Коркодейла «Убранство жилого интерьера от античности до наших дней» говорится об эволюции художественного стиля интерьера и мебели. Автор определяет динамику, которая четко прослеживается на протяжении последних пяти веков. Конец века, как правило, занят вопросами анализа, является временем подведения итогов. Новый век приносит с собой новые идеи, концепции и новых лидеров, дающих импульс развитию нового стиля. Середина века разрабатывает стиль и доводит его до логического завершения, максимально развивая возможные варианты и направления. В конце века наблюдается эклектика, это время бурного формообразования, как правило, с утратой логики и ясности идей прошедшего стиля. Эклектика, которую принято было еще совсем недавно считать упадком, сейчас рассматривается как естественный и закономерный процесс развития стиля, при котором происходит расширение его границ, разрабатываются новые принципы, принимаются новые критерии. Наконец, меняется самое главное — наша эстетическая оценка стиля. Оценка, которая в данном случае предстает как важный психологический компонент стилеобразования. Стиль, развиваясь в сложнейшем потоке идеологии культуры, исторических, социальных, технологических, экономических предпосылок, меняется также и под воздействием изменения нашей оценки.

Все процессы идут параллельно — глобальная интеграция культур, стилей, технологические новации. Стиль — понятие сложное. Это не только форма, но идеология искусства, философии, социума и в большей мере «выражение» современного мировоззрения, облеченного в эстетическую форму. Стиль нельзя предсказать, на утвердившийся стиль сложно влиять, но стиль можно декларировать и даже сформировать, что произошло со стилем модерн в Европе.

Сегодняшний стиль «на излете». Постмодерн, как ведущее стилистическое направление, по мнению теоретиков архитектуры, вошел в свою последнюю стадию. При всех просчетах и порой изощренном злоупотреблении формотворчеством, этот стиль дал очень много. Он несказанно расширил диапазон возможных вариантов, композиционных принципов. Он ввел в арсенал современной архитектуры и дизайна гигантский пласт культурного наследия, накопленного цивилизацией. Попытался расшатать догматические установки профессионального мышления архитекторов и дизайнеров, с тем, чтобы расширить горизонты творческого поиска. Можно предположить, что в ближайшее десятилетие будет сформирован новый стиль. Каким он будет, покажет время. Вряд ли это будет универсальный и глобальный «исторический» стиль. Время исторических стилей, на наш взгляд, прошло. Скорее, это будут локальные и конкурирующие «стилевые направления». Но все предсказания относительны. Так, например, в середине 60-х гг. весь авангардный мировой дизайн был заворожен футурологическими проектами. В основе своей все они предполагали, что новые промышленные технологии и новые концепции дизайна, который рассматривался как «инструмент», способный внести улучшения в современное общество, изменят образ и стиль жизни.

Этого не произошло. Новые технологии остались новыми технологиями и со временем устарели, а человек со своими амбициями, чисто бытовыми и социальными устремлениями оказался куда более консервативен и подчинил эти новые технологии своим старым задачам — наживе, демонстрации пресловутой элитарности, роскоши и благосостояния, достижению тотального комфорта. Несмотря на то, что все крупнейшие дизайнеры 60-70-х гг. ставили своей задачей демократизацию, снятие всех возможных знаков престижа, заменяя его стремлением к простоте, функциональности и технологичности, сейчас мы видим резкий риверс. Идет возврат к «красивости» в самом плохом ее проявлении, апофеоз престижности, показной роскоши, разрекламированное устремление к не свойственному нам образу жизни. Когда стиль клонится к закату, в его недрах начинается формирование новых стилевых концепций, которые потом обретут свои окончательные очертания и формы. Так и сейчас нельзя говорить о конкретных формах нового стиля. Они еще окутаны «дымкой тумана» вдали. Однако уже можно говорить о новых чертах, направлениях и достижениях, которые вероятнее всего войдут в арсенал нового стиля. А также о тех первых шагах, которые видятся в направлении будущего пути. Одним из наиболее перспективных направлений интерьерного и мебельного дизайна нам представляется получивший признание в последнее десятилетие МИНИМАЛИЗМ. Это направление преодолевает «эклектизм» постмодерна и выходит на новые позиции конструктивной чистоты и технологичности, использования новационных материалов, современных конструкций и форм. Главными тенденциями становятся поиски активной художественной выразительности, которая достигается остротой и точностью художественных приемов, выбором наиболее естественных и эффективных средств в создании оригинальных мебельных предметов. Художественная выразительность минимализма кажется сдержанно-нейтральной, заявляя о себе отточенностью формы, безукоризненностью пропорций, запоминающимися образами. Основные характеристики: чистота и логика формы, простота, пришедшая на смену усложнению, прозрачность и некая «стерильность» фактуры. Высокая степень лаконичности, оптимальность и выразительность конструкции стали воплощением функции в ее высшем эстетическом проявлении. Сам термин минимализм связан с концептуальными тенденциями в искусстве 60-х гг., обусловленных демократизацией и реализацией девиза «ничего лишнего».

Уже сегодня мебельные выставки предъявляют кухни, к которым можно применить банальное определение «элегантные как рояль». Кухни, в которых находят место явные реплики авангардного искусства и суперсовременной архитектуры, а порой и язык форм, единый с новейшим автомобильным дизайном: на одной из выставок прошлого года итальянцы экспонировали свои кухни рядом с новой моделью блестящего гоночного автомобиля, демонстрируя общую стилистику их дизайна. Новые технологии и связанные с этим новые возможности формообразования, как и сейчас, будут оказывать самое прямое и непосредственное влияние на дизайн, определять формальные характеристики, конструктивные принципы и приемы, моделировать отделку, фактуры, колористические вариации, влиять на номенклатуру изделий, вводя в обиход принципиально новые образцы, которых мы еще не знаем, но которые, возможно, получат распространение в интерьере будущего. Однако уже современный технический уровень и неуклонное совершенствование технологических параметров индустриального производства открывают более широкие перспективы для проектирования. И если не так давно они были сдерживающим фактором в мебельном дизайне, особенно это касается отечественных технологий, то их развитие со временем даст возможность «свободного» творческого высказывания. Можно даже пофантазировать о тех далеких или не очень далеких временах, когда не технология будет диктовать дизайн, а дизайн будет указывать направление и развитие технологии, задавая ее параметры и возможности.

Наравне с минимализмом, перспективным направлением представляется усиление художественной образности предмета. Именно ОБРАЗНОСТЬ активизирует поиски художественного статуса вещи, развитие ее художественных качеств, значения и формы. Мебельный дизайн стремится к большей художественной выразительности и постепенно в лучших своих проявлениях превращается в подлинно художественное произведение. Уже сейчас можно говорить о мебельной пластике, о мебельной живописности, о мебельной форме в статусе искусства. При этом форма может быть как уникальным произведением высокого ремесла, так и адаптированной к серийному производству.

Художественному аспекту мебели свойственны «театрализация» интерьерной среды и игровой момент. Мебельный предмет становится сложнее по своему замыслу, по своей задаче. Это не только замысловатые трансформирующиеся конструкции, как, например, столики из стекла итальянской фирмы «Naos», в которые можно и нужно играть. Мебель способна насытить современный интерьер не только утилитарно-функциональным предназначением, но и более высоким художественным смыслом. Другими словами, предметы мебели тяготеют к повышению своего художественного уровня, что будет сопровождаться не повышением их стоимости, применением дорогих материалов и сложностью в изготовлении, а в большей степени будет выражено в оригинальности предметов будущего жилища, в их индивидуальном авторском характере.

«Игровой» момент, интрига, сюжетность формы вещи также представляются в ряду перспективных тенденций будущего стиля. Именно такие предметы мебельного убранства позволят наполнить интерьер будущего вещами динамичными и экспрессивными в творческой интерпретации их владельцев. Среда становится средством активного самовыражения. А свобода самовыражения, по мнению современных концептологов, приобретает все большее значение для полноценного и комфортного ощущения личности. Человек будущего более творчески будет подходить к своему жилищу, и ему понадобятся вещи, способные активно участвовать в этом созидательном и увлекательном процессе. Вещи будут более мобильными по смыслу, многозначными, возможно, с элементами декларации или иронии, но всегда несущими большую художественную и культурную нагрузку, чем просто хорошая, добротная, утилитарная мебель. В этом убеждают разработки парижских Домов Моды «Fornasetti» и «Je de Сastelbajac», которые на протяжении последних лет занимаются прогнозированием стиля будущего. Да и творчество отечественных проектировщиков, таких как В.Бондаренко, И.Пищукевич, Ю.Рынтов, вплоть до эпатажных работ В.Цыганова, оказываются созвучными общему развитию авторского дизайна.

В этом направлении особенное значение приобретает АРТ-ДИЗАЙН, область мебельного проектирования с наиболее яркими и специфическими разработками, направленными на введение мебели в новый статус – произведения искусства, знака культуры. Тем самым идет расширение спектра направлений, характера и статуса мебельного дизайна, которое кратко можно определить «от ширпотреба к искусству, от утилитарности к подлинно художественной форме».

Главной тенденцией видится перенос центра тяжести с утилитарно-функционального значения вещи к культурно-художественному, что совершенно не означает, что это развитие будет идти в ущерб функциональным качествам современной мебели. Речь идет лишь об изменении соотношения утилитарного и художественного в пользу художественного, с дальнейшим развитием и совершенствованием функционального качества.

Поиски Арт-Дизайна напрямую соприкасаются с одной из принципиальных и продуктивных тенденций – «Высокой модой» в мебели, уже нашедших свое подтверждение в современной дизайнерской практике. Отечественный мебельный дизайн начинает вводить в свой арсенал понятие экспериментального и поискового дизайна. Дизайна остро авангардного, претендующего на известный постулат «искусства для искусства» и «дизайна для дизайна». Обращаясь к прошлому опыту, можно с уверенностью сказать, что успехи в проектировании мебели в 60-70 гг. были достигнуты в связи с тем, что параллельно развивалось концептуальное проектирование, в русле которого разрабатывались новые Идеи — Ходы — Направления, востребованные широкой проектной практикой. Авангардное проектирование образно можно сравнить с разведкой и даже с подготавливающим плацдарм десантом, за которым медленно движутся основные силы – промышленность, дизайн для серийного производства. И если продолжить это сравнение, то именно эта разведка порой обеспечивает выбор верного направления и удачу в целом. По аналогии с Высокой модой в моделировании одежды, в мебельном дизайне намечаются те же принципы и формы реализации проектного процесса. Идеи, лежащие в области высокой моды мебельного проектирования, по своей социально-художественной значимости выше, чем сиюминутные задачи конкретных производств, заинтересованных лишь в конкурентоспособности и коммерческой эффективности их продукции. Хотя именно эти задачи будут стимулировать промышленность вкладывать средства в экспериментальное проектирование и разработку новых путей и форм в дизайне.

Альтернативным Арт-Дизайну, социально более важным и эффективным направлением в этом контексте видится Программное Проектирование. В отличие от единичного образца высокой моды оно должно быть ориентированным на самый широкий спрос и промышленное производство. Программное проектирование ведет к укрупнению процесса и задач и включает не разработку отдельного предмета или набора, а, возвращаясь к нереализованным попыткам прошлых десятилетий, предполагает работу над крупными системными дизайнерскими проектами. Проектами, основанными на максимальной вариантности, несколько забытой сейчас, но остающейся одной из важнейших проблем технологической унификации элементов и деталей, технологической ориентированности конструкции на конкретные условия производства, на дальнейшее совершенство функциональных аспектов мебели. Однако серьезное программное проектирование может развиваться лишь на базе фундаментальных теоретических разработок, анализа и экспериментирования в области нового формообразования и функциональной структуры мебельных образцов. Программное проектирование, безусловно, должно содержать заранее заданный стилистический ориентир на форму предметов. Возможно, на множественность форм.

Заинтересованность в развитии отрасли в целом выдвигает идею «люфта» между «высокой модой» и производством в форме экспериментальной и концептуальной деятельности. Именно это пространство представляется самым интересным для рождения новых идей, форм, методов. Иными словами, нужно поле для Идеи, так как оказывается, что именно Пред-идея, Пред-проектирование осуществляет собой лоцманские функции в области развития не только самого дизайна, но и мебельной отрасли в целом.

Одной из тенденцией дизайна видится Ансамблевость, или синтез, т.е. стилистическое единство всех элементов интерьера, включая мебель, светильники, ткани, обои, напольные покрытия, декоративный арсенал, которые должны соотноситься друг с другом и создаваться в совместных стилистических ансамблевых программах. В современном интерьере вещь выступает не отдельно, а в сложно задуманном и созданном взаимодействии. Ансамблевость может быть однородной по стилю, или наоборот основанной на острых контрастах, сопоставлениях, театрализации и образности индивидуального художественного звучания интерьера. Эта тенденция в полный рост ставит проблему Синтеза.

Leave A Reply

Your email address will not be published.